А у нас в 1926-м был нэп. Специалисты иностранные приезжали — и не в одних костюмах с шляпами они ходили, ведь ездили же они на природу, и наверняка у каждого в чемодане лежало по паре джинсов. Но советских людей тогда волновали другие вещи. Известно, что в Европу джинсы привезли американские солдаты, и в 40-х годах XX века в Германии появились первые европейские джинсы Mustang. А у нас тогда ничего такого не появилось, и когда в 1957 году столицу СССР наводнили гости Фестиваля молодежи и студентов, юные москвичи были потрясены потертостью своих ровесников-иностранцев. Тогда-то и распространился в Союзе новый промысел — фарцовка.

Те, кому сегодня нет и 30, едва ли поймут своих родителей, с нежным блеском в глазах вспоминающих о первых своих джинсах, стоивших в начале 80-х годов прошлого века от трех до пяти стипендий среднестатистического советского студента. Торговля джинсами была в то время делом хоть и нелегальным, но обычным. Первые же, начала 60-х, советские фарцовщики рисковали не только деньгами и свободой, но и жизнью. Сегодня самое время вспомнить о показательном суде над Рокотовым и Файнбергом, приговоренным за валютные спекуляции (это была «расстрельная» статья) к исключительной мере наказания. В обвинительном заключении одним из пунктов обвинения шла торговля джинсами, которые по определению были товаром валютным. Приговор незамедлительно привели в исполнение.

В США в 1969-м журнал American Fabrics напечатал статью, автор которой утверждал, что «история денима является отражением всей американской истории». А у нас была своя история, и штатовский деним был для советских властей как красная тряпка для быка, как инакомыслие, как правозащитники, как выступление на Красной площади во время чешских событий в 68-м… Грех сравнивать, но так и было.

Когда в 1973-м весь мир отмечал 100-летие Levis, в нашей стране пытались шить собственный аналог — «техасы», которые не терлись, никак не сидели и не держали форму. В 80-х московские студенты учились отличать «родные» штаны от подделок и лежа влезали в штаны на размер меньше, а «выездные» моряки имели право привезти на родину три пары джинсов — четвертые провозили через таможню на собственном теле. И в том же Владивостоке, куда приходили суда, в рестораны не пускали людей в джинсах: вышибалы считали их рабочей одеждой.

С другой стороны, на что тут обижаться — рабочая одежда и есть. Может, просто отношение к работе изменилось? Праздник стал мало чем отличаться от будней, вечерние наряды почти исчезли из употребления, в рабочих штанах появляются теперь в опере и на подиуме. Лозунг «на работу — как на праздник» материализовался с точностью до наоборот. И джинсы перестали, наконец, быть для одних одеждой старателей, для других — глотком свободы, превратившись в украшение нашей жизни.

Вы можете подписаться на комментарии по RSS 2.0.

Оставьте комментарий или отзыв

Name (*)
Mail (*)
URI
Комментарий: